Что нужно чтобы взять приемного ребенка

Как усыновить ребёнка?

Что нужно чтобы взять приемного ребенка

Рассказываем, какие этапы нужно пройти тем, кто хочет взять ребёнка из детского дома.

– Хотим с мужем взять ребёнка из детдома, но не знаем, куда пойти и с чего начать. Подскажите, пожалуйста, как нам быть и куда обращаться.

Первое, что стоит сделать потенциальным усыновителям – обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства. Там можно ознакомиться со списком документов, которые понадобятся для получения заключения о возможности быть усыновителем.

В списке значатся следующие документы:

  • краткая автобиография (в свободной форме);
  • справка с места работы с указанием должности либо копии декларации о доходах или иной документ о доходах за последние 12 месяцев;
  • документ, подтверждающий право пользования жилым помещением или право собственности на жилое помещение;
  • справка органов внутренних дел об отсутствии судимости. Её можно заказать в УМВД (Киров, ул. Ленина, 96), в МФЦ или на портале госуслуг;
  • медицинское заключение по форме №164/у;
  • копия свидетельства о браке;
  • документ о прохождении психолого-педагогической и правовой подготовки лиц. Его можно получить в КОГКУ «Кировский областной центр усыновления, опеки и попечительства». Центр находится в Кирове на ул. Лепсе, 10. Там можно пройти школу кандидатов – граждан, желающих принять на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей. Потенциальный усыновитель может выбрать подходящую форму обучения: дневную, вечернюю и обучение выходного дня;
  • копия пенсионного удостоверения (для тех, у кого основной источник доходов – страховое обеспечение по обязательному пенсионному страхованию или иные пенсионные выплаты);
  • паспорт или иной документ, удостоверяющий личность;
  • характеристика с места работы или бытовая характеристика участкового уполномоченного полиции;
  • документы о профессиональном образовании.

После предоставления пакета документов и заявления о желании быть усыновителем, специалисты органов опеки и попечительства изучают их. Во время рассмотрения они могут прийти к кандидату, чтобы проверить жилищные условия. Позже специалисты дадут заключение. Тех, кто получил положительный ответ, вносят в банк данных усыновителей.

Отказать органы опеки могут в случае, если специалисты заметят несоответствия в представленных документах.

Следующим шагом станет посещение Министерства образования Кировской области, которое выступает региональным оператором государственного банка о детях, оставшихся без попечения.

На встрече специалисты ведомства предоставят кандидату анкеты детей, ожидающих усыновления. Также эту информацию будущие родители могут посмотреть самостоятельно на сайте Усыновите.ру.
После того как вы выберете ребёнка, вам выдадут направление в детский дом. Далее нужно будет созвониться с руководством учреждения и договориться о встрече.

Если никакой из предложенных вариантов усыновителя не устраивает, он вправе обратиться в другой орган опеки и попечительства любого субъекта РФ или в Министерство образования и науки Российской Федерации по своему выбору.

Перед знакомством с ребёнком в некоторых детских домах проходят предварительные встречи с усыновителями. К примеру, такого принципа придерживаются в детском доме «Надежда»:

– С кандидатами проводится консилиум, на котором все специалисты, работающие с ребёнком, рассказывают о социальном статусе, о физическом и психическом здоровье, об особенностях познавательного развития, об индивидуальных особенностях, даются рекомендации по дальнейшему развитию малыша.

Специалисты детского дома отвечают на все возникающие вопросы будущих усыновителей. И, конечно, сами знакомимся с кандидатами, задаём им вопросы.

Мы тоже заинтересованы в том, кому и в какие условия попадает наш ребёнок, – рассказала директор КОГОБУ для детей-сирот «Детский дом “Надежда”» Светлана Клековкина.

Далее наступает этап личного знакомства с ребёнком. Как правило, встреча проходит в комнате, где созданы специальные условия.

– На первой встрече может присутствовать психолог, который поможет установить контакт между взрослым и ребёнком. Потом организуются следующие встречи, прогулки, и в случае благоприятных отношений сотрудники детского дома могут отпускать ребёнка к потенциальным усыновителям на выходные, – поясняет Светлана Клековкина.

В течение десяти дней после знакомства потенциальный усыновитель должен проинформировать органы опеки и попечительства о своём согласии или несогласии взять ребёнка на воспитание в свою семью.

Следующим этапом на пути усыновления станет суд. Для судебного рассмотрения возможности усыновления кандидату нужно будет подать заявление и собрать пакет документов:

  • копия свидетельства о рождении усыновителя – при усыновлении ребёнка лицом, не состоящим в браке;
  • копия свидетельства о браке усыновителей (усыновителя) – при усыновлении ребёнка лицами (лицом), состоящими в браке;
  • при усыновлении ребёнка только одним из супругов – согласие другого супруга или документ, подтверждающий, что супруги прекратили семейные отношения и не проживают совместно более года. При невозможности приобщить к заявлению соответствующий документ в заявлении должны быть указаны доказательства, подтверждающие эти факты;
  • медицинское заключение о состоянии здоровья по форме №164/у;
  • справка с места работы с указанием должности либо копии декларации о доходах или иной документ о доходах за последние 12 месяцев;
  • документ, подтверждающий право пользования жилым помещением или право собственности на жилое помещение;
  • документ о постановке на учёт гражданина в качестве кандидата в усыновители;
  • документ о прохождении подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребёнка.

Все документы предоставляются в двух экземплярах.

Заявление об усыновлении ребёнка рассматривается на закрытом судебном заседании. На нём должны обязательно должны присутствовать усыновители, представитель органа опеки и попечительства, прокурор и ребёнок, если он достиг 14 лет. Если суд примет положительное решение, усыновителю нужно будет лично забрать ребёнка из учреждения.

Отметим, что усыновление ребёнка подлежит государственной регистрации. Её проводят в органах ЗАГС по месту вынесения решения суда об установлении усыновления ребёнка или по месту жительства усыновителей.

Коротко о главном:

1. Тем, кто хочет усыновить ребёнка, необходимо обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства и собрать пакет документов.

2. Перед подачей документов потенциальным усыновителям необходимо пройти обучение в «Кировском областном центре усыновления, опеки и попечительства».

3. Анкеты детей, ожидающих усыновление, будущие родители могут изучить заранее на сайте Усыновите.ру.

4. Если никакой из предложенных вариантов усыновителя не устроил, он может обратиться в другой орган опеки и попечительства любого региона страны.

5. В течение десяти дней после знакомства потенциальный усыновитель должен проинформировать органы опеки о своём согласии или несогласии взять ребёнка на воспитание.

6. Окончательную точку в деле об усыновлении ставит суд.

7. В случае положительного решения суда усыновитель должен зарегистрировать ребёнка в органах ЗАГС.

Если вы не знаете, как поступить в той или иной ситуации и куда обратиться, задайте ваш вопрос нам прямо здесь.

pixabay.com

Источник: https://kirov-portal.ru/news/vopros-otvet/kak-usynovit-rebyonka-30950/

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Что нужно чтобы взять приемного ребенка

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей? Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет.

Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы.

Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь.

Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года. Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком.

Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага.

А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей. AdMe.ru просто не мог не рассказать ее историю.
© daria_moguchaya / instagram

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно. Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

https://www.youtube.com/watch?v=Dq6YajEHRoc

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем. Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало. И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом. Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили.

© daria_moguchaya / instagram

А потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут. И мама не приходит.

В общем, опять вернулись эти мысли.

© daria_moguchaya / instagram

Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы. Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня. И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой.

Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились. У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких.
© daria_moguchaya / instagram

Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас. Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю.

В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно.

© daria_moguchaya / instagram

Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили. Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов. Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая…

Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка. Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно.

И вот мы там. Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю. Заносят.

© daria_moguchaya / instagram

Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа. Зову мужа, по пути шепчу про сходство. Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель.

— О, так она не лежачая?

— Недавно начала ходить, да.

Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали. Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями. Стали.

© daria_moguchaya / instagram Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить…

В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав. Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

https://www.youtube.com/watch?v=x6Awud1JwUQ

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие: «Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»?

Я считала, что любовь идет по умолчанию. Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро. Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы?

© daria_moguchaya / instagram, © daria_moguchaya / instagram

Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это. Я буду любить его, а он меня в ответ.

Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь? В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон. Дура.

Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали. Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь.

Так и живем.

© daria_moguchaya / instagram

Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение. А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет. Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется.

Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель. Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд.

Бери и люби.

© daria_moguchaya / instagram

Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально.

Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина…

После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю. Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки. Ну с мужем — это само собой.

Так что девчонка у нас ласковая.

© daria_moguchaya / instagram, © daria_moguchaya / instagram

И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова: «Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то.

Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение! Что за люди там работают?» Нет. Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет.

Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать. Самую плохонькую мать.

Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась. В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь.

У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить». Не для кого расти, не для кого стараться.

© daria_moguchaya / instagram

Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила. А насчет осуждать… О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было.

Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто… Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась.

Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать. И сложный, да.

Насчет моей полусвятости. Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей? Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию? Могла бы. Но я этого не делаю.

И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни…

Но это мое. На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса. И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить.

© daria_moguchaya / instagram Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке. Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем? Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг?

Фото на превью daria_moguchaya / instagram, daria_moguchaya / instagram

Источник: https://www.adme.ru/zhizn-semya/priemnaya-mama-rasskazala-kakovo-eto-vzyat-v-semyu-rebenka-iz-detdoma-2117015/

Как усыновить ребенка? Личный опыт – Новости воспитания

Что нужно чтобы взять приемного ребенка

Общество » Семья » Воспитание

Сложно ли усыновить ребенка и как это правильно делать? О своем личном опыте главному редактору “Правды.Ру” Инне Новиковой рассказала врач-невролог, доцент кафедры неврологии Пироговского университета Наталья Суворинова.

Читайте начало интервью:

Насколько оправданы страхи приемных родителей

— Наталья Юрьевна, многие люди боятся усыновить ребенка из-за того, что он будет нездоров физически или психологически и они не сумеют справиться. Но ведь и со своими бывают всякие ситуации непредсказуемые. Как вы считаете?

— Конечно. Чем меньше ребенок, тем ты и меньше знаешь о нем. Младенцев хорошо брать, потому он твой уже навсегда, то есть ты его воспитываешь с пеленок, ты все его болезни знаешь наперечет, все его особенности. Чем ребенок старше, тем больше проявляется его характер. Здесь меньше риска именно каких-то неожиданностей.

На самом деле у нас не заинтересованы ни органы опеки, ни детские дома как-то обманывать усыновителей, потому что отказ от ребенка — это большая проблема для всех. Если усыновитель вдруг отказывается, это очень неприятная ситуация для всех абсолютно: для тех, кто давал разрешение, кто этого ребенка устраивал…

Поэтому информация о детях достаточно правдивая. Когда пишут заявление, то указывают группу здоровья. Я знаю людей, которые сознательно идут на то, что берут детей с инвалидностью или какими-то ограничениями по здоровью. Они этого не боятся.

Конечно, большинство хочет здорового ребенка, и ты просто указываешь группу здоровья. И я, например, не была готова на ребенка с проблемами здоровья. Здоровые дети тоже есть. Самое сложное, конечно, все равно поиск ребенка. Я могу рассказать, как я это делала.

— Почему вы вообще решили это сделать? У вас же есть своя дочь.

— Наверное, это такая потребность, которая уже давно была, но она как бы была не реализована именно потому, что так не принято, как-то странно это делать. Хотя у меня была такая мечта с 16 лет, когда пошла поработать летом в дом ребенка. Когда я увидела этих детей, то уже тогда решила, что я должна хотя бы одного, но взять, чтобы хотя бы одному помочь.

Такой у меня был порыв в юности. Но, опять же, это было как-то странно и было не понятно, как к этому приступать. Потом шло время, я жила своей жизнью, работала, выходила замуж, рожала ребенка. И однажды моя кровная дочь услышала, что есть дети-сироты и сказала мне: “Мам, ну давай возьмем”. Я подумала, почему бы не взять действительно? Я же хотела. И вот она вдруг попросила.

— А муж что сказал?

— Муж был удивлен, очень сильно удивлен. И вначале сказал “нет”, потом еще раз “нет”. Ну а потом все-таки согласился… Здесь опять помогла школа приемных родителей. Я говорю: “Давай мы хотя бы послушаем, что нам там расскажут, как это происходит, что при этом происходит…” Я пошла туда сначала сама, потом он подтянулся.

И было удивительно, потому что с нами сидели люди, у которых тоже есть свои дети. Я думала, там будут сплошь бесплодные пары, бездетные, с проблемами. Нет, там была только половина пар без детей, а у другой половины уже были свои дети кровные. Они тоже пришли туда по велению сердца, по какому-то убеждению внутреннему. И там была достаточно интересная обстановка.

Мы обсуждали разные проблемы. Муж постепенно втянулся. И он стал все ближе и ближе подходить к этой теме. Когда мы уже искали ребенка, то мы искали его вдвоем. Хотя официально опекун — я одна. Получилось так, что я оформляла ребенка только на себя. В общем-то, на самом деле оказалось, что это все не так страшно, как сначала кажется.

— В чем заключаются сложности поиска, выбора ребенка?

— Во-первых, надо определить, какого ребенка ты хочешь. У меня были ограничения. Поскольку у меня уже была дочь, жилищные условия не позволяли выделить отдельную комнату. Поэтому пол ребенка был сразу понятен — девочка. Поскольку к взрослой девочке совсем не хочется подселять мальчика. Ведь я должна думать о кровной дочери, а не только о приемном ребенке.

Дальше — возраст ребенка. Но это тоже все было очень просто: моложе, чем моя кровная дочь, причем моложе не меньше, чем на два-три года или побольше. Иначе есть риск получить очень много проблем в семье. Поэтому я писала в заявлении — от года до 12 лет. Но вообще искала я девочку пяти-семи лет. Это был такой оптимальный возраст.

— А дочери тогда сколько было?

— Ей было, лет четырнадцать-пятнадцать. Да, когда начала искать, четырнадцать. А когда я забрала приемную дочку, ей уже исполнилось пятнадцать. То есть у меня все было очень просто: возраст понятен, пол понятен.

А вот количество детей — тут у меня возникли вопросы, потому что сначала я написала одного, но потом, когда я начала смотреть анкеты, общаться с базами данных, я поняла, что и одного сложно найти, но возможно, что проще несколько.

Решила, что максимум двух мы, наверное, тоже потянем. Я представила, где они будут спать, как они будут жить, поговорила с домашними, сказала: “Давайте мы двух напишем. Вдруг там не будет одной девочки”. Так что у меня было заключение на двух детей.

И дальше — вопрос, где искать. В Москве это сложно, хотя я знаю людей, которые находят детей в Москве. Сначала я искала только по Москве, потом поняла, что надо расширять круг поиска.

Читайте продолжение интервью:

Как найти своего приемного ребенка?

Как “переработать” негативный опыт приемного ребенка

Приемный ребенок: адаптация в семье 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Источник: https://www.pravda.ru/society/1435343-suvorinova/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.