Усыновлю ребенка

Моя история усыновления

Усыновлю ребенка

Для меня сайт «Дети ждут» давно стал родным, здесь я нашла своих детей, когда уже совсем отчаялась. Мои дети дома 4 года.
В процессе усыновления самым сложным для меня оказался процесс сбора документом и поиск ребенка.

Полгода ушло на то, чтобы собрать все необходимые документы для получения заключения. Иногда казалось, что всё против меня.

И вот случилось чудо, мне выдают заключение!
К этому времени у меня составлен большой список детей со всей России, по которому я сразу начинаю обзвон.

И тут началось:

«мама восстанавливается», «подписано согласие», тяжелый диагноз.

Звонила по всей России, ездила к региональному оператору по своему региону, федеральному оператору, региональному оператору по Москве, несколько опек по Москве и области. Везде одни и те же ответы.

У федерального оператора делали запрос в опеки других регионов, стандартные ответы:

восстанавливается, забирают, инвалидность.

Пять месяцев я шерстила базы данных, искала на форумах, отправляла свое заключение в опеки других регионов.

У меня не было сверхъестественных требований: 1 или 2 девочки от 0 до 12 лет, 1-3 группа здоровья, без требований к цвету глаз, волос и т.д.

Когда в опеке делали заключение, то предлагали не ставить пол, но я уперлась, что лучше 3 девочки, чем 1 мальчик. Что я с мальчиком делать буду?

Фото unsplash.com

На одном из форумов создала тему, как усыновители нашли своего ребенка. Мне начали приходить ответы:

«свой ребенок всегда найдется», «снизьте требования», «берите мальчика»…

Больше всего раздражали ответы про то, что свой ребенок найдется, ведь я каждый раз в базах находила «своего». А если я не могу найти, может, моего вообще нет? В конце концов заключение мне пришлось переделывать, в новом уже не было указаний на пол (но в уме я все равно держала, что ищу, в первую очередь девочку).

И тут обновляется сайт «Дети ждут»

Появляется много детей из дома ребенка, который раньше не сотрудничал с фондом. С самого утра я уже начала звонить в опеку. Я не услышала ничего нового, такие же ответы.

Тогда я написала на форуме:

«какой смысл выкладывать фотографии, если детей нельзя забрать».

Мне ответили, что звонки – это одно, приезжайте в опеку, берите направление.

Я взяла отпуск за свой счет и ночью поехала в Санкт-Петербург. С утра была у регионального оператора, которая «безумно обрадовалась» мне… и отказалась принять, ссылаясь на то, что сегодня прием для иностранцев, сказала приходить завтра.

Придя на следующий день, сдав документы, я услышала о себе много «приятного»: и документы у меня поддельные, и согласие за своих родных я писала сама, «что сюда приехали, у нас своих усыновителей хватает», и самое страшное – мои родители в разводе.

Если приезжаешь за направлением к конкретному ребенку, то в очередь вставать не нужно, можно получить направление сразу.

Когда я решила приехать в Санкт-Петербург, то ни на что не рассчитывала, для себя определила, что это моя последняя попытка, если не получится, то, значит, не судьба, больше звонить, ездить, искать не буду.

Решение, за кем поехать, принимала с таким расчетом: девочек, тем более маленьких, и так заберут, а на двоих (брат и сестра) меньше желающих, вот их и возьму.

Сотрудник у регионального оператора отказалась выдать какую-либо информацию о детях

Поэтому в заявлении я просто написала:

Увидела на сайте «Дети ждут» (имя, месяц, год рождения детей), прошу выдать направление.

Удивительно, но направление, она мне дала, правда, как позже выяснилось, нарочно не поставила печать.

Получив бумагу, я сразу поехала в опеку, подписать направление. Долго искала, никто не знал, где находится нужный дом. Увидела женщину в возрасте, решила, что она наверняка знает.

Спросила ее, в ответ услышала кучу вопросов: зачем, с какой целью, за кем.

Я ей частично рассказала, после чего она представилась начальником отдела опеки и отвела в опеку, где сначала начала пугать меня диагнозами, что дочку чуть ли не в онкологию будут класть на обследование.

Тогда меня уже ничего не пугало

Я сказала, что мне все равно, какие диагнозы, попросила подписать направление. Дальше опять про очередь из усыновителей, что на моих детей уже есть кандидаты, им только осталось только один документ принести. На что отвечаю, что раз документа нет, то они не могут быть кандидатами.

И опять по новой: диагнозы, очередь, кандидаты.

В конце концов я не выдержала и сказала, что все равно детей она мне не отдаст, поэтому что ей стоит поставить подпись, чтобы я хотя бы посмотрела на них. Не знаю, что произошло, но направление мне после этого подписали.

Сразу поехала в дом ребенка

По дороге пыталась купить какие-нибудь подарки детям, но ничего не было, пришлось в киоске взять машинку на пульте управления с жуткой антенной (как раз для годовалого ребенка))) и не менее страшную куклу.

В доме ребенка меня встретили очень хорошо. Рассказали всё про детей, про здоровье: никаких диагнозов, проблем. Спрашиваю, когда везти на обследование по онкологии. Врач мне говорит:

Никуда не нужно везти, дети полностью здоровы.

Дал подписать бумагу, что я ознакомлена.

Пошли знакомиться с детьми. Слышу бежит по коридору моя девочка, сопит, не успела даже рассмотреть, она запрыгнула, обняла руками и ногами.

Потом привели сына

Он встал в сторонке, смотрит, улыбается, но чувствую, я ему не особо интересна, больше понравилась машинка, от которой я пытаюсь оторвать антенну, чтобы не опасно было ребенку дать.

Я тоже не рассматривала детей, старалась смотреть мимо, чтобы не привыкнуть, не полюбить, была уверена, что все равно не отдадут. Ощущала себя, как будто это не со мной происходит.

К нам заглянул врач, чувствовалось, переживал, как все пройдет.

После встречи поехала в опеку, чтобы подписать согласие. Как и ожидала, мне отказали, ссылаясь на неправильное заключение, отправили домой переделывать.

Тогда я написала письмо Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге Агапитовой Светлане Юрьевне

А к нему приложила запись разговора.

После этого мне пришлось вернуться в свой город, идти в опеку с просьбой внести изменения в заключение. Там выяснилось, что ничего переделывать не нужно.

Сотрудники моей опеки позвонили в опеку детей, произошел разговор на повышенных тонах. Спасибо моей опеке, они отстояли меня, сказали, что если не примут мое согласие, то будут сами жаловаться на них. Когда разговор закончился, меня только спросили, что за детей я выбрала, такой случай у них первый раз.

Ночью снова поехала в Санкт-Петербург, согласие сразу не приняли, выяснилось, что на направлении отсутствует печать, опять отправили к региональному оператору. После всех поездок туда-сюда согласие приняли.

Поехала в дом ребенка

В этот раз меня не ждали, все дети выходили на прогулку. Тут, к моему стыду, понимаю, что не могу вспомнить, как выглядят мои дети, пытаюсь вспомнить фотографии в базе, но не узнаю их среди детей.

Выручила моя дочка, она бросилась ко мне и забралась на руки. Потом воспитатели говорят сыну:

«Смотри, твоя мама пришла».

А он стоит около коляски, держится за веревочку и даже не повернулся в мою сторону. Взяла его, пошли гулять. Дочка на руках, обнимает, целует, а сын рядом идет, на меня не смотрит, видно, что хочет поскорее вернуться в группу. Хотя в этот раз я получше подготовилась в плане подарков: мыльные пузыри, музыкальные игрушки, книжки со звуками. Ему все это не было интересно.

После этого поехала домой, ждать, что будет. На подготовку документов по регламенту отводилось 10 дней. Вернувшись домой, я вышла на работу, для детей ничего не покупала, готовила себя к тому, что через 10 дней мне выдадут отказ. Но дней через 8 мне позвонили и сказали, что все готово.

Можно забирать детей

Ожидая подвох, купила вещи только для того, чтобы забрать детей и довезти до дома, а там видно будет. Но в опеке меня встретили хорошо, выдали все документы и рассказали, что, за чем делать.

В доме ребенка привели детей, я их переодела, вызвали такси. Я даже боялась ждать внутри, все время боялась какого-то подвоха.

Не могут же нас так просто отпустить!

Успокоилась я только, когда приехали на вокзал, тут до меня дошло, что никто больше ничего не сделает, дети со мной, все закончилось. Только после этого я смогла расслабиться и посмотрела детей.

Переживала не только я. Мы ехали ночным поездом, дочка не спала всю ночь, видимо на нервах, а сын молчал всю дорогу. Утром мы приехали домой и, когда подошли к подъезду, они оба разревелись. На этом трудности закончились и дальше пошло все спокойно, как в обычной семье.

Фото unsplash.com

Адаптации не было ни у меня, ни у детей. Мои родные приняли детей сразу и любят также, как и сына сестры. В любом вопросе всегда старались помочь.

В доме ребенка мне выдали режим дня, мы по нему и жили. В гости практически не ходили, сами приглашали только самых близких. С первых дней я начала заниматься с детьми, купила всякие пособия, методики, игры.

Сейчас мне стыдно, что я брала сына «паровозиком», я люблю его также, как и дочь. И он с первых минут дома уже не сторонился меня. Когда сейчас он мне говорит:

«Мама, я очень сильно люблю тебя и горжусь тобой»

Меня это трогает до слез. Меня волновало то, что у них друг к другу не было родственных чувств, они не выделяли друг друга. С этим мы и работали, сейчас в этом вопросе почти все наладилось.

Отдельно хотелось бы выделить отношение окружающих.

Я никогда не думала, что моя жизнь настолько интересна посторонним

Ведь раньше я приезжала домой с работы только переночевать. Однако, многие считали своим долгом рассказать знакомым, которые меня и знать-то не знают, о том, откуда у меня появились дети.

Особо настойчивые залезли в медицинские карточки детей в поликлинике, не стесняясь потом мне в разговоре сказать, какие прививки делали и когда, к примеру, болели бронхитом.

Были и особо «одаренные», которые при встрече в присутствии детей, спрашивали, знают ли они, что их мама умерла.

А когда воспитательница узнала, что дети приемные, то выжила мою дочь из своей группы (оставляла в раздевалке, когда все дети шли гулять, не помогала, если моя дочь просила помочь что-то застегнуть или поправить, не водила за занятия, т.е. полный игнор во всем). Это при том, что мои дети очень ласковые, добрые, и до этого моя дочь была ее любимицей.

Я не представляю, как люди умудряются сохранять тайну усыновления

Сколько сил они прикладывают, при этом не факт, что все не вскроется.

После суда по усыновлению нужно идти в ЗАГС за новыми свидетельствами, а туда сдаются и решение суда, и старые свидетельства (конечно, можно усыновлять и по месту жительства детей, но не у всех есть такая возможность).

При выдаче загранпаспорта также в списке есть свидетельство об усыновлении, я уже не говорю про материнский капитал (его, при желании, можно не получать). А во всех этих структурах могут сидеть бывшие коллеги, соседи, знакомые.

От своих детей я не скрываю, как они появились в нашей семье, у нас есть «Книга жизни», фотографии из дома ребенка. Но до 5 лет дети сами не интересовались этой темой, когда я начинала говорить, например, о доме ребенка, они вставали и уходили.

Только сейчас у них появилось желание слушать, они задают вопросы, с удовольствием смотрят фотографии. Недавно я случайно нашла родственников детей, и мы теперь общаемся.

На форуме усыновителей мне несколько раз писали те, кто пытался получить направление на моих детей до меня, но им всем говорили, что на детей подписано согласие, в действительности это оказалось не так.

Более того, в федеральной базе детей-сирот до сих пор есть те дети, на которых я когда-то пыталась получить направление

Мне отвечали про восстановление или подписанное согласие.

Прошло 4 года, а я до сих пор вспоминаю и мысленно благодарю всех, кто помог мне забрать моих детей: Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Агапитовой Светлане Юрьевне, сотрудников фонда «Дети ждут», сотрудников моей опеки. Я благодарна врачу дома ребенка и его сотрудникам, которые заботились о моих детях

Благотворительный фонд «Дети ждут» благодарит приемную маму Галину за этот рассказ, за настойчивость и доброту! Огромного счастья вашей семье!

#СПАСИБОАГАПИТОВА

____________________

Не каждый может принять сироту в семью, помочь семейному устройству – по силам каждому!

Друзья, помогайте работе фонда «Дети ждут», подписывайтесь на ежемесячную помощь: https://дети-ждут.рф/donate

Источник: https://zen.yandex.com/media/detizhdut/moia-istoriia-usynovleniia-5e31390fe41fd74ec64b4c0a

Я усыновила ребенка

Усыновлю ребенка

Эти девушки счастливо вышли замуж, родили ребенка и даже не одного, строят карьеру, ходят на фитнес, флиртуют по аське с коллегами, собираются осваивать очередной иностранный и с понедельника попробовать новую диету… Словом, ведут самую обычную жизнь.

И все же одно отличие есть – все они воспитывают приемных детей.

– Нифигасе! – заявляет мне приятель, которого я не видела пару лет.

– Ты? Почему?! Я думал, этим занимаются только тетки под сорок, уставшие лечиться от бесплодия… Или одинокие страшилки вроде Кати Пушкаревой! Ну ты даешь!

Потом я достаю из бумажника фотку своих детей, и он, как и все, путает Саньку с Андрюшкой, потому что такая уж ирония судьбы: приемный Андрюшка похож на меня больше, чем “самодельный”, выношенный под сердцем Санек. – Ты героиня, – уверенно говорит он. – Это так… благородно. Я тобой горжусь! – Тут глаза его застилает скупая мужская слеза, и он повторяет: – Ты – герой! Но я не герой, это точно. Герои не шлепают своих детей по попе. И не пугают их бабаем за то, что они облили весь салон чертовым сливовым соком. Не заставляют сидеть тихо, пока мама пишет статью, не мечтают, чтобы по выходным на детей нападал столбняк хотя бы до девяти утра. И уж герои-то точно бы чаще, чем раз в две недели, вывозили детей в парк, а не гуляли с ними наспех по вечерам вокруг дома, оправдываясь работой и новым фильмом на DVD. В общем, я не герой. Так же, как Аля, Женя, Юлька и другие наши знакомые, имеющие “тематических” детей. Я считаю себя самой обычной матерью. Просто один ребенок появился у меня не так, как другой. Ну и что? 


АЛЕКСАНДРА МАРОВА,
журналист

Через некоторое время после появления на свет моего первого ребенка, я поехала в роддом знакомиться с хорошим неонатологом, которого мне посоветовал главврач. Застала его за подписанием каких-то документов. Увидев меня, врач потряс в воздухе стопкой листков: “Столько отказов за эту неделю…” В фильмах есть такой прием, когда требуется передать шоковое состояние персонажа: на его лицо резко “наезжает” камера, и зритель чувствует, что в душе человека свершилось потрясение. Этим потрясением для меня стало существование брошенных детей. Потом, уже после рождения второго ребенка, мне повезло познакомиться с такими же, как я, мамочками: они искренне верили, что их материнский инстинкт, помноженный на энтузиазм, может принести малышам, оставшимся без родителей, настоящую пользу. На форуме сайта sibmama.ru мы стали встречаться и планировать свою волонтерскую деятельность: собирать вещи, игрушки и памперсы, приходить к детям в гости. Сегодня мы уже превратились в настоящую общественную организацию, которую все знают как “Сибмаму”. Конечно, поначалу все боятся сделать этот первый шаг и оказаться в доме ребенка. Я тоже, когда мы везли первую партию ползунков, купленных на собранные “сибмамочками” деньги, повторяла про себя, как заклинание: только бы никто не встретился, только бы никто не встретился. Виделись типичные такие картинки: дети тебя облепляют, смотрят тоскливыми глазами, называют мамой, и все как один просят забрать их домой… Ничего подобного! Бегают обычные ребятишки, в точности, как в детском саду, никакого им дела до тебя нет, играют, веселятся, хохочут. Мы стали стараться приезжать туда чаще, чтобы поиграть с детьми, почитать им книжки, сводить в зоопарк или кафе – да просто лишний раз сказать им, какие они замечательные! А свою Диану я заметила впервые на фотографии. Как-то с моей мамой мы рассматривали снимки, сделанные во время очередного посещения, и мама вдруг вздохнула: “Какая девочка красивая… Может, узнаешь про нее?” Я посмотрела и… поняла, что пропала, – с фотографии на меня смотрела моя дочь, которая почему-то вдруг, по глупости и нелепости судьбы оказалась разлученной со мной. Я начала эту нелепость исправлять. Прошли мы с мужем комиссию по здоровью. Надо сказать, ничего страшного, не тяжелее той, что проходят при получении водительских прав. Показали представителям органов опеки свою квартиру. Немного сомневались, как воспримут нашу “не совсем белую” зарплату, но тоже все обошлось: убедили опеку в том, что наши совместные с мужем доходы позволяют содержать еще одного ребенка. Вопреки опасениям никакой волокиты и препон нам с мужем не встретилось. Напротив: как только сотрудники учреждений, которые нам нужно было посетить, слышали, для чего мы собираем документы, они тут же находили возможность сделать все как можно быстрее. И даже дали много полезных советов: как сократить время подготовки всех бумажек. Нам очень хотелось забрать Диану до Нового года – устроить праздник себе и ей. Но, увы, не получилось. Получилось позже, и все равно это был настоящий праздник. Я накупила обновок, приехала в дом ребенка, там меня уже ждала “группа поддержки” – девчонки, которые за нас переживали, помогали, следили за событиями. Нарядили мы Диану, зашли попрощаться в ее группу, выпили символические бокалы сока с руководителями дома ребенка и – домой. Помню, когда мы сели в машину и Диана прижалась ко мне, я почувствовала себя самой счастливой мамой в мире. В тот день у меня действительно как будто бы родился еще один ребенок. Совершенно схожие ощущения с теми, что были в роддоме!


ЮЛИЯ ЯКОВЛЕВА, библиограф

На тот самый Новый год, когда Аля забирала свою Диану, восьмилетний Юлин Антон попросил у Деда Мороза сестричку. “Мы с папой посмеялись: мол, Дед Мороз, конечно, подумает, но не надейся, что это случится слишком скоро. О втором ребенке мы размышляли уже давно. Но после восьми лет, прошедших после первых родов, трудно решиться снова изменить свою жизнь. Тем мамам, которые делают между детьми перерывы поменьше, наверное, легче в этом смысле. В общем, я все медлила, все находила для себя причины, почему это должно произойти не сейчас. Однажды я поучаствовала в утреннике для детей из дома ребенка. Долго сомневалась, стоит ли идти. Ведь там должно быть столько горя, такие несчастные должны быть дети… Нет, я этого не выдержу. Уж кто-кто, а я, сентиментальная, чувствительная, которая даже телевизор переключает, когда показывают сюжеты на подобные темы, точно не смогу не разрыдаться еще на пороге. И что тогда с меня толку? Какой спектакль? Все это почти сразу же забылось, как только я оказалась там. Сколько там симпатичных девчонок и мальчишек, улыбчивых, ласковых, практически домашних. Острая надуманная жалость проходит, остается желание делать для них что-то хорошее, приходить к ним, тискать, водить на прогулки. Естественно по вечерам я рассказывала мужу, что у нас там интересного случилось за день. Скажу честно: у меня и в мыслях не было предложить ему усыновить ребенка. Во-первых, на второго мы еще не решились, и условий у нас особо нет – переезжаем то и дело. И еще я знала, что муж ни за что и никогда не позволит мне даже надеяться на это. Человек рациональный, где-то даже жесткий, он однажды меня просто ошеломил: “А может, возьмем кого-нибудь? Кто тебе нравится?” И сразу память подбросила Маришку – самую первую девочку, которую я там встретила: абсолютно лысая, в красном платьице в горошек. Почему она? Не знаю. Но я предложила мужу посмотреть на нее на фотографиях, и Мариша ему сразу понравилась. Тогда я осознала, что все это действительно происходит, мы действительно забираем девочку из дома ребенка и обретаем нашу дочь… Это были дни просто невероятного счастья. К радости появления Мариши примешивалось и еще одно приятное чувство: я в очередной раз убедилась, насколько замечательный человек мой муж и насколько мы с ним близки. В следующий раз в дом ребенка мы поехали уже вместе да еще Антона взяли с собой, чтобы познакомился с сестричкой. Недавно, кстати, Антон сказал: “Мам, мы выбрали самую красивую девочку!” Она у нас и правда красавица, расцветает с каждым днем все больше, даже кудряшки появились. Самым большим открытием для меня стало отношение окружающих. Столько мой ребенок вызывает в них дружелюбия, умиления, тепла! Половина знакомых тут же призналась, что тоже подумывала об усыновлении. Мариша для них настоящий “директ-мэйл”: можно вблизи посмотреть, какие замечательные дети ждут своих мам и пап в доме ребенка. Немного боялась праздного любопытства и изумленных вопросов “зачем тебе это надо?”. Вопросы, конечно, есть. Но в основном такого свойства: ой, а что, у вас не получилось у самих? На это я смеюсь, что мы еще и своего родим и, может, не одного. Еще спрашивают про здоровье, потому что есть такой миф, что в домах ребенка все дети поголовно больные и умственно отсталые. На что я говорю: Маришка абсолютно ничем не отличается от детей, которые рождаются в семьях. Мы же в родовой не спрашиваем придирчиво: так, чем болеет? Просто берем на руки и идем по жизни вместе. 


ЕВГЕНИЯ СОЛОВЬЕВА, президент общественной организации

“Когда родился мой ребенок, я беспечной туристкой гуляла по Парижу и заглядывала в чужие коляски. Когда он один лежал в больнице, я плескалась в Средиземном море, обещая привезти к нему на следующий год свою третью детку. Я знала, что у меня будет мальчик, и все-таки я ошибалась. Думая о своем ребенке, мы имели в виду того пузожителя, который в это время пребывал во мне, и не догадывались об уже родившемся малыше, для которого все эти месяцы были мучительно трудными. А мы ничего не чувствовали. Мы радостно ждали нашего третьего малыша… Эйфория закончилась на очередном УЗИ. Врачи долго шушукались, потом вынесли приговор: “Плод погиб, беременность замерла”. То, что было дальше, я не могу вспоминать, я была словно под водой – ни чувств, ни боли, ни эмоций…” Так на сайте организации усыновителей “День аиста”, которой я теперь руковожу, начинается мой рассказ о Матюше. Те, кто пережил подобное, представляют размеры моего отчаяния. Победить его мне, мужу и нашим старшим детям помогла уверенность в том, что наш ребенок по-прежнему где-то существует, надо только его найти! Матюша нашелся в одном из домов ребенка. Больше всего я боялась выбора: как можно посмотреть кого-то и не взять? Все решила уверенность главврача: “Есть для вас как раз один”. На этом поиски и кончились. Это как роды: в роддоме ведь тоже берешь того, которого кладут тебе на живот, и не просишь показать соседкиного. Прошло уже несколько лет, как Матвей появился в нашей семье.  Это потрясающим ребенком: нежный, красивый, интересный. Это такое счастье – наш третий! Если честно, то на троих детях мы и думали остановиться. Но тема “детей без родителей” захватила настолько, что моя небольшая туристическая компания была продана и в бывшем деловом офисе открылась общественная организация усыновителей. Начиналась она как место для встреч тех, кто усыновил и может помочь сделать это другим. А эффект не замедлил сказаться: к концу года стало понятно, что в два раза больше новосибирцев усыновили и взяли под опеку детей. Можно сказать, что благодаря этой моей работе и появился в семье годовалый Тоша. Как мы встретились? Была на фотосессии в доме ребенка, как-то по особенному екнуло сердце на улыбчивого чернявчика. Но работа есть работа, стала активно искать родителей “кексу”. И родители нашлись – молодая симпатичная семья с кровным малышом. Однако, как это часто бывает, когда усыновители пришли за ним в дом ребенка, буквально по дороге в группу им встретилась девочка, которая и стала их дочкой. А Тоха… В общем, второй раз документы собрались легче, все проходило без драм и нервов, и уже через месяц детей у нас стало четверо, а те родители с девочкой стали нашими друзьями. Конечно, все мы недоуменно пожимаем плечами, когда при нас говорят о моде на приемных детей. О чем тут можно говорить? Какая мода? Как можно ставить рядом вещи поверхностные, сиюминутные, показные и ребенка? Малыша, чья судьба пересеклась с твоей раз и навсегда. Не поиграть, не засветиться в обществе, не почувствовать себя модной мамой, а воспитывать, любить, лечить, утешать, учить, помогать справиться с неприятностями. В общем, жить. Мне кажется, в этом смысле можно говорить о хорошей тенденции: общество начинает интересоваться тем, кого спрятали за стены социальных учреждений. Общество начинает понимать: только тогда оно может считаться здоровым и нормальным, когда каждый малыш растет в семье. Ведь он имеет на это право, правда? 


 ПОЛЕЗНЫЕ АДРЕСА 
 

www.7ya.ru – на сайте работает популярная конференция о приемных детях. 

www.aistday.ru – сайт Новосибирской городской общественной организации “День аиста”. Здесь ты всегда сможешь получить информацию о конкретных новосибирских детях, ждущих свою маму.

www.sibmama.ru – среди форумов сайта есть раздел для всех, кто интересуется усыновлением, опекой и патронатом.

Благодарим сеть магазинов NATI за помощь в проведении съемки.

Источник: https://www.cosmo.ru/health/your_health/ya-usynovila-rebenka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.